Skip to content
Increase font size Decrease font size Default font size blue color orange color green color

Разработка сайтов интернет реклама заказать создание бизнес веб сайт контекстная реклама google yandex

Нацрада по телерадиовещанию предупредила компанию "Ради.О" (Одесса, бренд "Просто Радио") за невыполнение условий лицензии.

Нацрада по телерадиовещанию предупредила компанию "Ради.О" (Одесса, бренд "Просто Радио") за невыполнение условий лицензии.Нацрада по телерадиовещанию предупредила компанию "Ради.О" (Одесса, бренд "Просто Радио") за невыполнение условий лицензии. Одно из требований - украинской музыки в эфире должно быть 50%. А было – 3,2 %. Сегодня ответственность за будущее украинской музыкальной индустрии возложена на радиостанции – одно из последних (наряду с торговцами музыкальной проду кцией) звеньев в цепочке исполнитель – слушатель. Закон Украины про телевидение и радиовещание требует, чтобы 50% эфира заполняла украинская музыка. Руководство радиостанций реагирует по-разному, в любом случае, исполнять это требование сложно по нескольким причинам. Во-первых, норма не учитывает формат станций, во-вторых, игнорирует реальное состояние украинской музыкальной индустрии, в-третьих, переворачивает законы рынка, искусственно завышая спрос на украинский продукт, игнорируя интереы слушателя. Со времени вступления новой нормы в действие прошло 4 месяца (меморандум об увеличении колличества украинского продукта на радио был подписан в июле 2006 года и предполагал постепенное повышение квоты с 10% и далее), за которые музыкальные редактора FM-ок успели приспособиться к условиям дифицита по-разному. Каждому формату свои 50% Программный директор «Нашего радио» Ольга Максименко рассказала 24 UA, что введение такой нормы в закон было хорошей новостью, поскольку формат станции – «украинская, родная, наша радиостанция», которая всегда поддерживает отечественную музыку, хорошей среди которой, к сожалению, не так много. Была и противоположная реакция. Радиослушатели «Европы-FM» помнят, что 10 и 11 апреля станция крутила в эфире исключительно песни Верки Сердючки, а затем Михаила Поплавского. Теперь станция судиться с чиновниками за право выпускать в эфир то, что считает нужным, а именно зарубежную музыку. С дефицитом хорошей украинской музыки, подходящей по формату, столкнулось «Просто радио», которое все же начало выполнять норму. По словам его програмного директора Андрея Уренева, они уже потеряли значительную часть аудитории именно потому, что она не привыкла слушать украинскую музыку в таком колличестве на этой волне. «Музыка, которую выпускаем в эфир мы, все равно, украинская она или зарубежная, проходит тщательнейший отбор. К сожалению, нашим критериям соответствуют лишь немногие украинские исполнители – наименований 20, которые приходится крутить по нескольку раз в день. По этому поводу на радиостанцию даже заноил Святослав Вакарчук, - рассказал Андрей Уренев. - Он был возмущен таким колличеством своих песен в эфире по понятным причинам». Радио «Ренессанс», специализирующееся на джазовой музыке получало предупреждение от Нацсовета. «Нам предлагали уже: нет у вас 50% украинской музыки – крутите Сердючку, было такое», - рассказала програмный директор Евгения Стрижевская. По ее мнению, 50% квота – сложная для качественного выполнения норма закона, ведь в условиях дефицита хорошего украинского джаза, отечественные композиции приходится давать в эфир несколько раз в день, это раздражает радиослушателя, и вместо любви может вызвать отторжение. Практически все програмные редактора радиостанций соглашаются с тем, что принимая 50% квоту чиновники, во-первых, погорячились, во-вторых, сняли с себя ответственность за развитие украинской музыки, предложив рынку самому разобраться какие исполнители нужны, а какие нет отечественному слушателю. Погорячились потому, что опыт развитых европейских государств показывает: 50% - это много. Во Франции, например, соотношение равно 60/40 в пользу иностранной музыки. Это признает и глава Национального совета по телевидению и радиовещанию Виталий Шевченко. По его словам, возможно, квота несколько завышена, поскольку в Европе она равна 30-40%, но она выполнима. «То, что Нацрада уничтожает формат, не дает работать – все это глупости. Украинского продукта достаточно для любого радио-формата. Даже наши социологические исследования, которые мы проводили для себя, показали, что зрители с удовольствием воспринимают радиокомпании, ориентированные на национальный продукт», – объяснил Виталий Шевченко. Количество не значит качество По словам Евгении Стижевской, в лицензии радиостанций формат не указан, и чиновников не волнует, что он ломается по каким-то причинам. Руководители радиостанций прогнозируют, что исполнение квоты может привести к однообразию в украинском радио эфире. В частности так считает программный директор «Европы-FM» Александр Лирчук. Его мысль повторяет и Ольга Максименко: « С точки зрения конкуренции – после нововведения Нацрады все радиостанции начали терять свои лица и свой формат, превращаться в братьев-близнецов». Но есть и другая проблемма: «Я не понимаю, каким образом уровень украинской культуры может повысить плохая музыка», - готворит Андрей Уренев, добавляя, что чиновники переложили на плечи коммерческих структур, которыми по сути являются радиостанции, ответственность за развитие украинской музыкальной индустрии, за качество продукта. Арт директор Междунаодного молодежного фестиваля «Чайка» Марина Круглова рассказала, что радиостанции, подходящие по формату для исполнителей фестиваля не охотно идут на контакт. Организаторы уже обращались на киевские FM-ки с просьбой дать время в ночном эфире для выступлений финалистов фестиваля. Пока что идея не нашла поддержки, руководство ссылается на нехватку денег. Складывается парадоксальная ситуация: для того, чтобы музыка нового украинского исполнителя появилась в радио эфире, он должен заплатить за ротацию, некоторым же, например, российским исполнителям, радиостанции платят сами, развивая, таким образом, и без того развитую индустрию северного соседа. Андрей Кузьменко, фронтмен группы «Скрябин» уверен, что дело не в процентном соотношении украинской и зарубежной, а в соотношении количества хорошей и некачественной музыки. «Пусть лучше в эфире прозвучит одна хорошая российская песня, чем пять плохих украинских», - говорит он Ведущий музыкального проекта «Шанс» на телеканале «Интер» констатирует, что в Украине сложилась целая каста женских коллективов и исполнительниц, которых спонсируют богатые мужья и любовники, покупая эфирное время на телеканалах и радио. Тем временем, очень много действительно талантливого материала не имеет возможность попасть в эфир. Молодым людям легче стать сталеварами, чем оставаться в музыке, - говорит он. По словам Андрея Кузьменко стоимость производства и раскрутки одного клипа стоит примерно 50 тысяч долларов. При этом не малую долю из этой суммы составляет цена ротации на радио и ТВ. Так, например, за единичный показ клипа по музыкальному каналу нужно заплатить 150 долларов. На радио цена ниже, но вступают в силу другие обстоятельства – формат станции, личные отношения и пр. Говоря о себе и подобных коллективах, Андрей Кузьменко добавляет: «Мы платим меньше, примерно в половину». Вот и получается так, что, зарабатывая деньги, радио и ТВ предпочитает отмести талант ради звонкой монеты. Не этот ли факто должен стать поводом для конструктивных изменений в отраслевом законодательстве? Вопрос о том, как найти золотую середину в отношениях между чиновниками, исполнителями и радиостанциями занимает всех. Ввиду политической ситуации никто не надеется , что изменения в закон о телевидении и радио внесут скоро, сколь конструктивными и нужными они бы не были. Фронтмен «Скрябина», предлагает обязать те же радиостанции в законодательном порядке давать 20-30% эфирного времени молодым исполнителям, естественно не низкопробному продукту. «Те же Вакарчук или Лихута (человек 10 авторитетов украинской музыки) составили бы комиссию, которая решала, кто поет хорошо, а кто нет.. Есть люди, которые пишут суперхиты, но Украина их никогда не услышит, пока ситуация не измениться, - говорит Андрей Кузьменко. Ольга Максименко рассказала, что «Наше радио» создало проект «Обсерватория» . Его участники – молодые, неизвестные исполнители, которые не только в эфире общенациональной радиостанции могут презентовать себя, но и имеют шанс увидеть свои песни на компакт-диске. «Радио «Ренессанс» решает эти проблемы очень просто, - объясняет Евгения Стрижевская. - Есть украинские музыканты, которые пишут хорошую украинскую джазовую музыку. Ее очень мало. Работа по сбору ведется все время. Есть личные связи и деловые отношения с музыкальными лейблами, которые занимаются джазовой музыкой… Есть еще такая вещь, как неизданные альбомы. Если кто-то что-то приличное записал, оно обязательно у нас звучит. Папка «Укр.джаз» пополняеться, но я бы и так это делала, не в приказном порядке», -замечает она. Молодые испольнители джаза, в том числе и дети, на «Ренессансе» звучат часто, просто они очень хорошо играет и об их возрасте никто не догадывается. По словам програмного директора Радио «Ностальжи» Тараса Петрова, соотношение 50/50 в плей-листах соблюдается уже больше года. На вопрос о том, откуда берется украинская музыка формата радиостанции (песни не моложе 5 лет) он ответил, что коллектив выработал свою стратегию действий, разглашать которую не хочет, поскольку боится, что в трудных условиях ею могут воспользоваться конкуренты. «Ностальжи» не нарушает законов. – отметил он., - но, находит нюансы, которые использует в работе». Норму закона исполнять нужно, соглашаются все програмные редактора радиостанций, но констатируют – сложно, и ищут пути выхода или обхода ситуации. Телепроекты приступают к штамповке звезд в ускоренном режиме, но это отнюдь не означает, что очень скоро в Украине появится много качественного музыкального продукта.Чиновникам и без FM-станций есть чем заняться, покольку в предвыборном процессе радио, как ненадежное, неизученное и не предсказуемое, средсто влияния на избирателя, участия практически не принимает. В любовном теругольнике слушатель- радиостанция-Нацсовет (хоть и представляющий чиновников, но не имеющий средств влияния на ситуацию) нет и намека на понимание. Первому наплевать, что придумали в высоких кабинетах, он хочет слушать то, что привык на той волне, на которую настроены кнопки приемника. Любителям всего украинского при этом комфортнее, чем всем остальным (колличество остальных не определено). У второй болит голова, поскольку, если она не относится к проповедникам всего украинского, автоматически подпадает под анафему вне зависимости от уровня музыки, информаивности програм. Третьему нужно требовать результата без возможности повлиять на ситуацию в целом (Нацсовет является контрольным, наблюдательным органом в отрасли радио и телевидения и не может повлиять на развитие украинской музыки ни прямо, ни косвенно). Максимум, что могут сделать для себя и слушателей радиостанции – не молчать о проблеме. При этом не обязательно крутить Сердючку сутки на пролет в знак протеста. Практика показала, что чем больше говорили, например о темниках, тем менее ужасающей казалась ситуация, в результате продукцию с Банковой заменили другие технологии, но в целом журналистика в своем развитии сдвинулась с мертвой точки. 24.ua