Skip to content
Increase font size Decrease font size Default font size blue color orange color green color

Разработка сайтов интернет реклама заказать создание бизнес веб сайт контекстная реклама google yandex

Андрей Васильев: "Чем больше неприятностей у страны, тем интереснее газета"

Андрей Васильев: "Чем больше неприятностей у страны, тем интереснее газета"Шеф-редактор ИД "Коммерсант" Андрей Васильев рассказывает dp.ru о том, что Алишер Усманов не хочет покупать Newsweek и давать интервью журналистам своего медиахолдинга. А также раскрывает секреты о том, как делаются новости в стране. DP.RU: Как, на ваш взгляд, меняется медиарынок в предвыборный период?A.В.: Я, когда был генеральным директором, должен был этим заниматься и отвечать на вопросы. А сейчас я - твор ческий человек. Не хочу глупости говорить. Не слежу за рынком.Хорошо, как творческий человек, расскажите, пожалуйста, как появился в "Коммерсанте" материал директора Федеральной службы России по контролю за оборотом наркотиков Виктора Черкесова? Я давно знаком с ним. Точнее тысячу лет знаком с его женой, поскольку она – моя коллега. Когда он был полпредом, обижался на нашу газету, я встречался с ним и объяснял, как работать с "Коммерсантом". Не то, что мы мерились частями тела. Он хотел понять…Понял?Ну, откуда я знаю. В любом случае полезно, когда с чиновниками идет неформальный разговор. "Коммерсант" никогда на рожон не лез. Всегда конструктивно старался сотрудничать с властью. Даже когда мы были под Березовским. Мы же не отморозки. Долго работали над текстом Черкесова? Правили его?Заголовок я придумал, вводку, подсократил. Мне это было интересно в линейке публикаций. На предыдущей неделе мы писали о разборках в силовых структурах. Очень редко в таких разборках удается заполучить развернутый комментарий первого лица. У меня сомнение было лишь в том, что текст - здоровый. А у нас в этот день рекламы было до фига. В принципе, я понимал, что это будет сенсация. Событие недели или месяца. Даже бумажные СМИ ссылались на нас не как на "некоторые СМИ". С точки зрения PR и повышения интереса к газете – я, может, цинично рассуждаю – было интересно. Чиновники все закрытые. От них хрен, что дождешься. В условиях информационного голода, это очень интересно.Конечно, я прекрасно понимал, что у Черкесова есть свои цели, о которых я могу только догадываться – не мое это дело. Не то, что человек проснулся с утра и подумал, дай-ка заметку напишу. Для него это была некая акция. Он, как честный, прислал бумагу – на каждом листе подпись. Мы Патрушева просили в тот же день прокомментировать ситуацию. Но он отказался. Если у нас полемика велась бы в печати, у нас другое было бы общество. Как собираетесь строить редакционную политику в предвыборный период? Ничего особенного не будет. Лишь специфический поток информации. Думаю, выборы будут такие бесконфликтные, что нам ничего не добавят. Для нас выборы - одно из сезонных событий. Ну, как Чемпионат мира по футболу. Воззвание к Путину – на правах рекламыКак складываются ваши взаимоотношения с cобственником медиахолдинга "Коммерсант" Алишером Усмановым? Нормально. Он понимал, что покупает. Если газетой или издательским домом руководить - ну, я имею в виду, не по бизнесу - ничего хорошего не будет. У Усманова, по сравнению с Березовским, более агрессивная бизнесполитика. Посмотрите, сколько за год при нем накуплено активов – "Газета.Ru", "Секрет фирмы", телеканал. До фига! Хотя понятно, что Березовский был изгоем и ему скупать активы было стремно. Алишер Усманов часто вам звонит?Неа, не часто. Березовский чаще звонил. Он более эмоциональный человек. Более креативный в области политики. Береза нам больше голову морочил всякими обсуждениями, разборками. А Усманов звонит крайне редко и задает вопросы. Спросил, кстати, почему мы опубликовали письмо Черкесова. Я ему объяснил.Из любопытства спросил?Не знаю. Строго говоря, он – владелец и просто поинтересовался. Я не спрашивал. Вообще в такие вещи не лезу.У вас не близкие, сугубо деловые отношения? Или вы можете спросить у Усманова, почему он задает тот или иной вопрос?Могу. Но не спрашиваю. Меньше знаешь, лучше спишь. Я не в одиночку принял решение о публикации материала Черкесова.Это чтобы "соломку подстелить"?Нет, почему. Я ж не этот самый… Гудвин великий и ужасный. Если главный редактор в одиночку принимает решения, это свидетельствует о ненормальной обстановке в редакции. У меня даже приказ рутинный десять – двенадцать человек в редакции подписывают. Ну, подмахнули и все?Нет, почему, им же его выполнять. Кто-то подписал, а кто-то сказал – это какая-то фигня. Я на днях подписал, не глядя, график выхода газеты до конца года. Последний день выхода – суббота 29 декабря. Ко мне мой заместитель пришел и говорит: сейчас люди перед Новым годом на все плюнут и бросятся читать газету. Рекламы в субботу нет, типографии платить. Переписали приказ - никому не охота лишний день работать. Усманов вмешивается в редакционную политику, какие-то установки дает?Нет. Мы на берегу договаривались. Я ж, собственно, не сильно просился в редакторы. По договору после Украины мне полагался большой отпуск – четыре месяца. Я его гулял. И слегка удивился, когда мне предложили возглавить "Коммерсант". Я тогда считался человеком Березовского. Мне звонили. А я - то в Италии, то во Франции, то в Прибалтике. Думал-то я над предложением дня три-четыре. Какую роль в покупке "Коммерсанта" сыграл Кремль?Я, конечно, знаю, что "Коммерсант" был куплен с ведома Кремля. Но не знаю, в чем конкретно заключалась роль Кремля, была ли это его инициатива. Добро было получено. А зачем, не узнавал. Мне не интересно. Я сказал, что "Коммерсант" может быть только такой, какой он есть. Который не играет ни в какие игры, не участвует в компаниях, никого не мочит, никого не обеляет. Это чисто информационное пространство.Усманову "Коммерсант" интересен, как информационное пространство или как бизнес?Думаю, как бизнес. От информационного пространства скорее он испытывает неудобства. Мы как заметки забабаним, ему, наверное, вопросы задают. Когда мы пишем по бизнесу, у нас действительно сплошь и рядом – заметки, неудобные для каких-то бизнесгрупп. А у Усманова полно партнеров – он же очень интегрирован в российский бизнес – ну, например, Газпром.Мы с Усмановым встречались после покупки пять-шесть раз. На его вопросы мне легко отвечать. Я же ничего не придумываю. "Коммерсант" не меняется уже много лет. Ну, макет изменился, на цвет перешел, но редакционная политика - устоявшаяся и очень аргументированная.Вы в своих интервью утверждали, что Березовский публиковался в "Коммерсанте" на правах рекламы, за деньги. Это действительно так?Он нередко был фигурантом наших статей. Мы к нему обращались за комментариями. Интервью с ним были вызваны информационными потребностями. За это мы деньги с него, конечно, не брали. А когда он воззвания какие-то к Путину публиковал, они не были в информационном пространстве. Это было на правах рекламы.У Усманова возникают подобные потребности?Неа, абсолютно. Абонент Усманов - не доступенРаньше журналисты запросто звонили Усманову на мобильный, а теперь круг тех, кто имеет на это право ограничен, говорят, вами и Эрнстом?Я по журналистике ему не звоню. На информационном потоке не сижу. Есть несколько журналистов, которые обязаны это делать. Я, кстати, говорил Усманову, что задачи этих журналистов усложнились. Почему-то его структуры напрягаются. Во всяком случае, у них преференций больше для "Ведомостей". Может это профессиональная ревность с вашей стороны?Мне жалуются журналисты – а вы не можете позвонить владельцу и сказать, что нас бортуют? Не могу. Если я его попрошу об одолжении, то он меня тоже может попросить. Я крайне редко звоню знакомым олигархам. Как правило, не звоню им чисто по заметкам. Потому что могу нарваться – я тебе расскажу, но ты никому не говори. И что дальше? А если у меня журналисты нарыли фактуру? Ее не публиковать? Если опубликую, мне никогда не поверят, что не я ее слил.Классический пример, когда Усманов купил коллекцию, мы со страшной силой хотели его интервью. Он пообещал. А потом взял и бортонул нас.У него свои интересы. Но я считаю, если стал героем информационного пространства, то владелец или нет, никого не волнует. Не исключаю, что здесь играют роль его человеческие установки.О каких установках речь?Вот почему, например, я не разрешаю публиковать себя в светских форматах, хотя часто бываю на вечеринках. Меня дико раздражает, когда начальник глянцевых журналов идет в пивную со свитой собственных фотографов, которые его снимают то с Катей Лель, то с Ириной Дубцовой. Я считаю, что это некрасиво. Хотя может быть, это мои химеры. На фига это надо. Если б я попал в автокатастрофу - без рук, без ног, наверное, меня должны были бы фотографировать. Ну, я все-таки известный человек. Тут уж придется сделать исключение. А то, что я стою, выпиваю с Андреем Макаревичем, я не считаю, что это надо снимать. Вот через ваше издание влегкую наеду на структуры Усманова, которые бортуют наших корреспондентов, а сам-то я даже не имею права этот вопрос поднимать. Неэтично наезжать на его сотрудников. У них тоже какая-то своя политика. Мне не понравится, если он наезжал бы на моих корреспондентов. Это из той же области. Сначала прям беда была. Они от нас прятали информацию, а "Ведомостям" сливали. Я ж штрафую людей за "прососы". Сейчас, правда, более-менее нормализовались отношения между моими сотрудниками и его. Намного оштрафовали?Я считал что ли! Базовый штраф за просос около $50. У нас такой ритуал, чтобы я ни на кого не орал, выговор перед строем не объявлял. Вообще журналисты очень переживают, когда просасывают информацию.Под елочкой – от БерезовскогоУсманов советуется с Вами, как с экспертом медиарынка?У нас есть гендиректор Демьян Кудрявцев. Это его дело. Не думаю, что если сделка по Forbes или Newsweek состоится, то они будут в моем ведении. Там вполне устоявшиеся редакции. Если я приду, и буду говорить им, что делать – это будет смешно. Это нереально. Есть определенный набор изданий, которые я курирую. Какие?Журналами "Власть", "Деньги". Ну, наверное, придется "Секретом фирмы".Почему придется?Надо изучить вопрос. Неплохой журнал. Нормальный. Не тот случай, когда спасать надо. Резкие движения в журналистике вредны. Все должно быть плавно, поскольку аудитория очень консервативная. Гораздо более консервативна, чем потребители кефира и гуталина. На медиарынке должна быть очень серьезная преемственность. Резкие движения, как правило, обрушивают бизнес. Пока до "Секрета фирмы" руки у нас не дошли.То есть до новых активов, которые приобрели год назад, у вас еще руки не дошли?До "Газеты.Ru" у меня и не могут дойти руки, поскольку я вообще не интернетовский человек. Я сразу сказал, что этим заниматься не буду. Я раз месяц в интернет залезаю. Там другое восприятие информации. И сайт "Коммерсанта" не контролируете? Он просто дублирует умажную газету?Нет, не только…Там блоги есть, в течение дня появляется информация, большинство статей из газеты, но там другая логика подачи. Я даже не могу ее обсуждать. Я этим не пользуюсь. Черт его знает, по своим показателям очень хороший сайт и по деньгам он очень хорошо идет. Если Алишер Усманов приобретет Forbes, будет что-то меняться в издании, в его позиционировании?Не Усманов, а коммерсант. Скажем так, там, наверное, не будет меняться…Ну опять же это не ко мне. Ежемесячников у нас нет. Он никогда не пересечется с еженедельником. Темы, может, будут одни и те же, но подача все равно разная. Были некоторые сомнения на счет журналов "Власть" и Newsweek, но эта тема снята. Потому что Newsweek никто не покупает.Только из-за того, что он пересекается с журналом "Коммерсант-Власть"?Нет. Там все как-то непросто. Я не участвую в этих переговорах никоим образом. Я сейчас не прячусь. Все откровенно.Так все-таки Усманов покупает журнал Forbеs? Во всяком случае разговоры ведутся. А о журнале O'кей? Ой, по-моему, идет о нем речь. У нас же тоже есть журнал "Молоток". Я его никогда в жизни даже не видел. Несколько лет назад на него наезжало Министерство печати и информации. Тогда я участвовал в разборках, чтобы от него отлезли. А как редактор в нем участия не принимаю. Совершенно не моя аудитория, тематика. Мне она стойко неприятна. Я уже старенький старичок. Не для меня это делается. И соответственно, управлять такими изданиями – мне порочно. Просто потому что не интересуюсь этой темой, не знаю ее.Существует легенда, что однажды редколлегия "Коммерсанта" ездила в Лондон, жаловаться Березовскому на гендиректора. Березовский гендиректора уволил, а каждому из приехавших подарил дорогие часы. К Усманову тоже ездите жаловаться?Тогда была очень большая проблема. Я сидел в Киеве. Был неудачно найден генеральный директор. И он реально мешал работать. Это касалось и его непосредственных подчиненных, и журналистов. "Коммерсант" был в шоковом состоянии. Месяца три, он, по-моему, директорствовал. Но это сказалось на показателях по бизнесу. Сколько в цифрах не помню. Но он очень много зла принес "Коммерсанту"., хотя, казалось бы, у нас устоявшийся бизнес. Надо отдать должное Березовскому, хотя это была его кандидатура, он признал свою ошибку и человек тихонько слился. Часы действительно подарил?Это было перед Новым годом. Приехала редколлегия. Люди все очень опытные, давно работавшие. Ну, он под елочку положил. Ну, почему нет. Березовский ко всем праздникам дарил подарки топ-менеджерам "Коммерсанта"?В 2000 году "Коммерсант" впервые заработал какое-то баблище. Ну, где-то миллионов четыре прибыли. Ведь, когда Березовский купил "Коммерсант", у него было около $15 млн. долгов. Показатели были такие, что непонятно, чем отдавать. Причем мы должны были всем олигархическим структурам – Смоленскому, Ходорковскому, Фридману. Березовский отдал долги. 1999 год закончили без убыли. А в 2000 году заработали. Но тогда гендиректором был Леня Милославский, который с радости наоткрывал какие-то ужасные проекты в рамках холдинга – "Клиент всегда прав", "Свежий номер", "Секрет фирмы", "Молоток", что-то в Германии выпустил. Эти проекты съели всю прибыль. Новый год. Надо премии платить, потому как честно заработали. А денег нет. Тогда Березовский сам сказал, что людям надо бабок подкинуть. И премии всем выдал – не из "Коммерсантовских" денег.Хенд мейд – из-за границыКакие издания в медиахолдинге сегодня наиболее прибыльны?"Коммерсант-Daily", "Деньги". Сейчас к газете приближается сайт. На нем много рекламы. Казалось, что первым вы назовете Weekend. Это очень классный проект, но он идет как приложение к газете. Хотя с прошлого сезона его начали продавать в розницу. А приобретенные активы – "Секрет фирмы", "Газета.Ru"?Их надо развивать. Ну, кстати, у "Газеты.Ru" в этом году показатели будут получше. Были сокращены расходы на содержание. Ну, банально, меньше тратишь денег на бухгалтерию, у рекламной службы появилось больше возможностей для маневров, пакетов. Думаю, выйдет в плюс. Что планируете для повышения их рентабельности?Пока сокращать расходы и делать более осмысленной позицию рекламных служб. Не может же быть так, чтобы я проснулся и предложил поменять концепцию наших изданий. Так не делается. Заказываются какие-то исследования, фокус-группы, анализируются выводы. Вполне рутинный механизм. Вы часто бываете за рубежом. На "Коммерсанте" это никак не сказывается, настолько все отлажено?Мне пятьдесят лет исполнилось. Я этим летом подарок себе сделал. Нечасто был на работе, прямо скажем. В Италии много был, в Прибалтике. У меня классные заместители. Но это не тот случай, когда топ-менеджер может отсутствовать на работе, а она все равно идет. Наш медийный бизнес во многом – хенд мейд. Но я все – вернулся. А семья почему живет в Англии? Ради безопасности?У меня дочка в этом году пошла в школу. Ей 12 лет. Она учится в интернате, три с половиной часа от Лондона. На выходные надо ее забирать. Но забирать ее в Москву - офигеешь. Жена там живет. У нас у многих друзей там учатся дети. Чьи, например?Об этом не хочу говорить. Ну, хорошая школа, с известной репутацией.Приход "Коммерсанта" на Украину это - политика или бизнес?Когда начинали там делать газету, это была политика Березовского. Мы же не политики. Пытались придать форму, максимально приближенную к бизнесу. Не то, что хозяин велел, и мы решили вбухать туда бабки и жировать. Мы все скрупулезно рассчитали. В итоге это оказался перспективный бизнес. Но на Украине все очень специфично. Там мы еще не вышли на самоокупаемость. От ежедневной газеты этого и нельзя требовать. Это объективно затратный бизнес. Думаю, к 2008 году "Коммерсант" на Украине должен выйти в ноль. По Gallop, по охвату аудитории "Коммерсант" на Украине - просто в шоколаде. Там рынок такой – средняя скидка по рекламе 85%. Плюс они купят три полосы рекламы и еще столько же захотят заказных материалов разместить. Мы так не живем, поэтому очень тяжело в одиночку ломать этот рынок. Там сплошь и рядом волюнтаристские проекты - пока у дяди деньги есть, он делает газету… Портит, уродует рынок. Гоголь – вместо ПушкинаДействительно вы мечтаете публиковать на своих полосах объявления о банкротстве фирм, как это делает "Российская газета"? Мы участвовали в тендере, который организовало МЭРТ. Выиграла никому не известная хрень – типа кооператив "Теремок". И типа выиграла. Но договор с ней пока не заключили. Сейчас и мы, и "Российская газета" оспариваем этот "выигрыш". Это конкуренция. Как бы вы определили внутренний дух "Коммерсанта", который не меняется со сменой собственников?Это профессиональное отношение к информации. Как это ни цинично звучит, чем больше неприятностей у страны, тем интереснее газета. Как оцениваете раскрутку нового журнала вашего издательского дома вместе с новым альбомом Земфиры?Это не рекламный ход. Мы купили франшизу журнала, как это … Сitizen K.Вы сами забываете его название?Я к этому проекту отношения не имею. Земфира - это удачный PR-ход. Теперь по праздникам она будет петь вам бесплатные концерты?Мы выпустили ее диск. За это она должна нам права на диск, должна была дать концерт и согласиться сняться на обложку нового журнала. Диск мы для своего журнала получили бесплатно. Я не знаю тонкостей бизнес-договора. Но промоушен журнала нам обошелся бесплатно.Это чья идея?Земфиры и нашего журналиста, который пишет о поп-музыке.Его поощрили?Не знаю. Это не имеет отношения к редакционной политике. У вас на дереве елочные игрушки висят с того Нового года? (Разглядываю кабинет главного редактора "Коммерсанта").Мне это дерево досталось от Рафа Шакирова. А этот календарь с голой тетенькой? Тут их два. Мне присылают календари и я украшаю ими кабинет. У меня вон и с церковью есть. А что за надпись на бюсте: "Васильев, это тебе за Пушкина"?У меня был ужасный портрет маслом - Пушкина. Мне подарил его губернатор Нижегородской области. Старый еще - Скляров. Ну, как у всех висит Путин, у меня - Пушкин. Когда я перебрался на Украину, взял его с собой. Вместо меня там стал главным редактором Гоголев и я ему оставил портрет Пушкина. А он мне, соответственно, прислал бюст Гоголя. А эти – Граппа, Хеннесси… Вы сами покупаете или вам дарят?Это взятки. За что?Ну, я не знаю. Я же не спрашиваю. Приносят мне какие-то посылочки.Елена Вранцева dp.ru